Владивосток, куда не хочет ехать Лукашенко -Первый раз в России.

Корреспондент Свободы дожил до 35 лет и впервые в жизни поехал в Россию посмотреть, как там не по телевизору, а на самом деле. В первом выездном репортаже — о том, как живут на том конце Транссибирской магистрали.

Брестские носки

— Да, Белоруссия. А виза ваша где?
— Какая виза?
— Наша, российская виза.
— У нас с вами не виз.
— Да? Ну ладно. А миграционная карта?
— И карт миграционных нет.
— Как я вас тогда регистрировать буду? Бардак.
— Согласен.

Этот диалог происходит на рэсэпшэне хостела во Владивостоке, где я собрался остановиться на два дня. Девушка, которая выдает мне ключи от комнаты, видеть белоруса ли не впервые и об интеграции, которая набирает силу между нашими странами, не слышала даже в телевизоре, по которому в хостеле крутят преимущественно японские музыкальные клипы. Живут здесь также преимущественно туристы-азиаты. К Минску 10 тысяч километров, разница во времени — 7 часов.

То, что Владивосток — это иной мир даже для самих россиян, я понял еще в электричке из аэропорта города Артем. В самом Владивостоке аэропорту нет, все гражданские рейсы, в том числе из Москвы, приземляются на военном аэродроме в соседнем городе.

Местный парень, с которым мы всю ночь летели из Москвы, в разговоре удивился масштабности моего путешествия и сообщил, что в России тоже не очень был, так как жители Владивостоке в основном «дальше Хабаровск не выбираются». Не только потому, что билеты дорогие (перелет из Владивостока до Москвы и обратно почти равен среднему заработку за два месяца), но и с более экзотической для белоруса причины. Доехать своим транспортом с Дальнего Востока даже в Сибирь можно только несколько месяцев в году. В остальное время дорога превращается в действительно экстремальное испытание с морозами за 30 градусов ниже нуля и разбитым покрытием.

Сопки Владивостоке «украшены» обычными для белоруса брежневскими панельки
Сопки Владивостоке «украшены» обычными для белоруса брежневскими панельки

Владивосток был основан как военный российский пост относительно недавно — в 1860 году. В Беларуси в то время Кастусь Калиновский уже готовился к восстанию против российских властей. Название новому пограничному городу дали по аналогии с Владикавказа, она имела сообщать соседям (в первую очередь японцам и китайцам), кто на самом деле обладает Востоком.

После революции 1917 года администрация во Владивостоке изменялась чуть ли не каждый месяц, какое-то время власть в городе принадлежала даже Чехословацкого корпуса. С тех пор на местном нэкропали сохранились захоронения чешских солдат.

Потом был длительный период относительно безоблачного существования в составе СССР, когда город превратили в основную базу Тихоокеанского морского флота, а окружающие земли заняли многочисленные воинские части и аэродромы. В 90-е это породило большие проблемы для местного населения. Финансирование армии было далеко от идеального, и из региона, который не мог похвастаться развитой промышленностью, начали массово уезжать люди.

Оживить Владивосток начал только в нулевые. В 2015 году местному порту уделили льготные налоговые условия (своеобразный аналог белорусского свободной экономической зоны). В 2018-м город стал центром Дальневосточного федерального округа. Местные жители говорят, что пока это отразилось преимущественно на общественном транспорте, проезд в котором подорожал с 15 рублей до 28 (около 40 белорусских копеек).

Особенность города - топонимика.  Рядом с улицей Уборевича здесь можно встретить проспект Океанский
Особенность города — топонимика. Рядом с улицей Уборевича здесь можно встретить проспект Океанский

Почти первое, что вижу, выйдя из поезда на вокзале, — это магазин с вывеской «Брестский носки» . Потом здесь мне еще не раз объяснят, что «белорусское — это самое лучшее, даже во Владивостоке». Особенно после 2014 года, когда Россия ввела запрет на импорт продуктов питания из стран Евросоюза, США, Канады и ряда других. Сейчас на полках магазинов здесь гродненские колбасы лежат рядом с корейским пивом и китайской лапшой.

Большинство старых зданий Владивостоке построены на рубеже 19 и 20 веков в европейском стиле, что привлекает туристов из Китая, Японии и Кореи
Большинство старых зданий Владивостоке построены на рубеже 19 и 20 веков в европейском стиле, что привлекает туристов из Китая, Японии и Кореи

На вид город мог бы напоминать крупный белорусский райцентр вроде Барановичей или Бобруйске. Если бы не высокие холмы (местные называют их сопками), японские автомобили с правым рулем (российскую машину за два дня увидел лишь однажды — старую «Ниву») и большой процент людей с восточными чертами лица.

А еще климат. Владивосток стоит на широте Сочи, и если бы был ближе к Европе, стал бы еще одним российским курортом.

Во дворах рядом с пешеходной улицей сохранились старые постройки, некогда населенные китайскими рабочими
Во дворах рядом с пешеходной улицей сохранились старые постройки, некогда населенные китайскими рабочими
Один из старых зданий в центре города
Один из старых зданий в центре города

«Березки я впервые увидел, когда мне 20 лет было»

Максим Жук преподает литературу в Дальневосточном федеральном университете. Максим водит меня немного по старому Владивостоке, показывает построен еще немцами в начале прошлого века ГУМ, китайские кварталы с местами, где курили опиум, дом, в котором родился Илья Лагутенко. Говорит, что Владивосток, конечно, не провинция. Но и далеко не центр.

«Мы когда летим в Москву или в Санкт-Петербург, то между собой говорим, что едем на Запад, — рассказывает преподаватель. — Для нас это другой мир. Я вам на карте не смогу показать, где находится Екатеринбург, или там Оренбург, если вы мне чистую карту укажете. Только Москва, Петербург. А где другие города — я просто не знаю. Скорее где Китай и Пекин покажу. Это все в 90-е годы сформировалась. В СССР было очень дешево летать — в Самару, в Москву чая попить. Были дешевые билеты, хорошие заработки. А в 90-е нас как отрезала от России ».

граффити
граффити
Владивосток - один из самых теплых городов России, он расположен на географической широте Сочи
Владивосток — один из самых теплых городов России, он расположен на географической широте Сочи

Билет на самолет в европейскую часть России с Владивостоке стоит примерно столько же, сколько в среднем зарабатывает житель Владивостока в месяц. В одну сторону. Чтобы вернуться, надо проработать еще месяц. Поездом в пляцкарце примерно вдвое дешевле. Но ехать — восемь суток. Настоящий подвиг по белорусским меркам.

«Наша обособленность с детства формируется, — продолжает Максим. — Идешь в первый класс, открываешь букварь и видишь там природу, которая абсолютно не похожа на то, что вокруг. Березки эти ровненькие. Я их первый раз в жизни увидел, когда в Москву прилетел. Мне тогда 20 было уже. У нас все здесь иначе. Природа дальневосточная, язык отличается. Нет настоящего московского аканьня. А с другой стороны, здесь своеобразная граница между Европой и Азией ».

Максим рассказывает, что китайские и корейские туристы даже специально приезжают во Владивосток, чтобы посмотреть на Европу. Несмотря на географическое раьмяшчэньне, этот российский город имеет много общего с другими городами страны. Для китайцев почти экзотика, и добираться совсем близко.

«Китай, Корея, Япония — они нам намного ближе, чем Москва и Петербург, — говорит собеседник. — Нет духовно, а экономически, географически. Здесь очень много китайцев. Есть китайские предприниматели, которые осели во Владивостоке, завели русские семьи. Это не то чтобы массово, но есть. Для китайцев здесь облегченный въезд, особая зона. Мы также в Китай ездим. Средний житель Владивостоке раз в 2-3 года бывает в Китае. Отдохнуть, приобрести что-то. Ранее чаще ездили, потому что там было дешевле значительно. Сейчас ситуация кардинально изменилась. Теперь китайцам проще к нам приехать, курс юаня сильно вырос. В центре вывески на китайском языке, золото у нас они приобретают, украшение ».

Максим рассказывает, что во Владивостоке в 80-е годы был один из немногих в СССР рок-клубов. Дала о себе знать возможность слушать японские радиостанции. Тот же Илья Лагутенко из группы «Мумий Тролль» вырос на японском хэви-металле, а около дома после поставили скульптуру моряка с пачкой иностранных виниловых дисков в руке.

Главная площадь
Главная площадь

Как и из Беларуси, из Владивостока уезжают молодые. Преимущественно в Москву и Петербург. Но и за границу. Только не в Европу, а в Китай и Корею.

«Я в университете работаю 15 лет, могу наблюдать, что дальше с бывшими студентами происходит, — говорит Максим Жук. — Немалая часть из них уезжает в Петербург, в Москву. В Корею уезжают, в Китай. Причем в Китае можно сейчас даже журналистам работать, там есть русскоязычные каналы.

Владивосток, знаете, это не совсем провинция. Здесь можно найти работу. Можно бизнес свой создать. Здесь не совсем бесперспективно. Но молодежь сейчас очень мобильная, поэтому люди уезжают, Не держатся одного места.

Я веду образовательный проект «Культурная интервенция» — публичные лекции по истории мировой литературы от античности до конца 20 века. Недавно у нас был 10-летний юбилей, на который я пригласил своих бывших студентов. Но в итоге часто получал ответ: «Спасибо, но я больше не живу во Владивостоке». Многие уезжает. Я также, возможно, уехал бы. Но тут работа, которую я люблю ».

Вокзал - конечный пункт Транссибирской магистрали.  Оригинальное здание сохранился почти полностью.  Несколько лет назад его отреставрировали
Вокзал — конечный пункт Транссибирской магистрали. Оригинальное здание сохранился почти полностью. Несколько лет назад его отреставрировали

С Максимом мы разговариваем в кафе в центре города. Современный минималистичный интерьер, западная музыка, классический «американо» в чашках. И не скажешь, что даже к географической Европе отсюда около 7 тысяч километров.

«Владивосток — это не провинция, — продолжает мой собеседник. — Я был в провинциальных российских городах, это не про Владивосток.

Здесь есть очень мощная энергия, много талантливых людей. Но дело в том, что этот город из многих причин себя не до конца реализовал.

Он в очень красивом месте, мог бы стать таким дальневосточным Гонконгом. Но для этого нужна очень умная государственная политика.

Сюда вкладывают деньги, но они очень часто неизвестно куда деваются на пути из Москвы к нам. Строится здесь все кое-как. Продуманности не хватает ».

окрестности порта
окрестности порта
И сам порт, один из крупнейших в России
И сам порт, один из крупнейших в России

Преподаватель сетует на отсутствие хороших театров и глубокой культуры. Говорит, что даже придумал образное сравнение. Так же, как сильные тайфуны ежегодно смывается слой плодородной почвы из окрестностей Владивостоке, так и талантливые люди стараются уехать отсюда, чтобы реализовать себя в других местах. Но не все так плохо.

«Молодежь у нас хорошая, — говорит Максим. — Они даже антропологические другие, это уже не те «квадратные» персонажи из 90-х. Это не те, кто рос при недостатке продуктов, в жестоком окружении. Это уже люди, которые, во-первых, нормально питались. Они росли в доступней информационном окружении, не были ограничены. Я нашими студентами налюбоваться не могу.

Другое дело, что они приходят умные и красивые, а ты с ними работать не можешь нормально с различных бюрократических причин, перагружанасьци или малом числе часов ».

Русский мост на Русский остров

В 2012 году во Владивостоке проходил саммит организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. По этому поводу центральные власти в Москве решили сделать Владивостоке подарок — перенести университет из города на остров Русский, куда предварительно построить второй по высоте в мире вантовый мост с самым большим пролетом. Мост в результате обошелся приблизительно в 1 миллиард долларов. После окончания саммита мостом пользуются в основном студенты и преподаватели университета, которым теперь надо ежедневно ездить сюда из города.

Русский мост стоимостью 1 миллиард долларов закончили строить в 2010 году
Русский мост стоимостью 1 миллиард долларов закончили строить в 2010 году

«Около часа добираемся в одну сторону, — рассказывают мне студенты по дороге на Русский остров. — Раньше корпуса были в центре города, но сейчас университет там. Ездим, что поделаешь. Зато красиво ».

Что красивая, не поспоришь. Если немного отойти от стеклянных корпусов университетского кампуса и подняться на холм, видимо Японское море, которое же вокруг остров со всех сторон.

«Он ( Путин. — РС ) меня уже дважды в этом году приглашал побывать на Востоке России и обязательно во Владивостоке, на острове Русский, — признавался в июле 2019 года президент Беларуси Александр Лукашенко. — Он почему-то очень гордится этим островом, и я знаю почему. Многое там было сделано в последнее время. Действительно, Владивосток получил новое дыхание, есть перспектива развития ».

Тот самый новый университетский корпус, который Путин хочет показать Лукашенко
Тот самый новый университетский корпус, который Путин хочет показать Лукашенко

Студенты, с которыми я ехал к университета в старом корейском автобусе, о перспективах развития города высказываются осторожнее. Говорят, что после 2012 года на Русском острове больше почти ничего не построили. А жители нескольких небольших поселков так и живут в своих старых деревянных домах.

Закат солнца на берегу Японского моря
Закат солнца на берегу Японского моря

Уехать из Владивостока оказывается труднее, чем сюда попасть.

«Не билетов, — буднично говорит мне кассирша на железнодорожном вокзале. — Все раскуплены на три дня вперед. Разве что-то освободиться вечером, перед отправлением. Подходите. Но я вам советую самолетом воспользоваться, так будет надежнее ».

Билет для меня все же на следующий день находится. Пляцкарт, нижняя полка рядом с туалетом. К Иркутске, следующего точки остановки, ехать 76 часов.

Продолжение следует.

(Visited 7 times, 1 visits today)

Author: Антон Демьянов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *