«Моя английская дает возможности трудоустройства в 54 странах»


Иллюстрация © Shutterstock
Иллюстрация © Shutterstock

Образование за рубежом как возможность дальнейшей реализации в Беларуси либо путь к эмиграции — в подкасте «Отцы и дети» обсуждают аналитик Свободы Виталий Цыганков, креативный директор Свободы Франак Вячорка, который закончил магистратуру American University в Вашингтоне и студентка Нью-Йоркского университета в Праге Екатерина Яромич .

 

  • Екатерина Яромич: Никогда и не рассматривала вариант остаться в Беларуси. Прагу выбрала потому, что в моем университете есть возможность получить двойной диплом — американский и европейский.
  • Виталий Цыганков: Как либеральный, свободолюбивый человек будет учиться на факультетах, где изучают идеологию белорусского государства и выступления Лукашенко? Любая ситуация может привести к исключения.
  • Франак Вячорка: Будет востребовано все, связанное с бияинжынэрыяй, генной инженерией и искусственным интеллектом. Все, что связано с коммуникацией, будет вечно актуально.

Слушать дискуссию полностью

Предлагаем фрагменты обсуждения

«В моей семье решение отправить меня за границу произошло, когда я была еще младенец»

Анна Соусь: Екатерина, ты — студентка 2 курса факультета медиа в Праге. Как принималось решение — родители посоветовали, самой сильно хотелось другого опыта? Что для тебя самое существенное в возможности получить образование за рубежом?

Екатерина Яромич
Екатерина Яромич

Екатерина Яромич : Иногда мне кажется, что в моей семье решение отправить меня за границу произошло, когда я была еще младенец. Я всегда шутливо спрашиваю, почему от меня так хотели избавиться? Но понимаю, что это было продиктовала наилучшими устремлениями. В шесть лет по инициативе матери я начала усиленно изучать английский язык с репетитором. Это сейчас я ей за это невероятно благодарна, а тогда во время занятий в моей голове крутилась единственное вопрос: зачем меня так мучают ?!

Повлияет закон о отсрочку на побег белорусских мозгов за границу?

Поэтому я никогда даже и не рассматривала вариант остаться в Беларуси. А Прагу выбрала потому, что в моем университете есть возможность получить двойной диплом — американский и европейский, что значительно расширяет возможности трудоустройства. Также огромной преимуществом является профессорско состав. Большинство из них имеет много опыта в сферах, они она преподают. И этого очень не хватает в белорусских вузах, где учителя, которые не имеют никакого практического опыта, преимущественно учат теории и заставляют ее зазубривает. В американских университетах профессора преподают предметы в свободное от дела время, и они сами часто говорят о том, что для их наставничество — это хобби и подходят они к нему с душой.

«Если человек хочет быть режиссером, ориентируется на международный успех и творческую свободу, лучше учиться не в Беларуси»

Анна Соусь: Виталий, а если в вашей семье было принято решение, что твой сын будет учиться за границей?

Виталий Цыганков
Виталий Цыганков

Виталий Цыганков: В моей семье все происходило совсем наоборот, чем у Екатерины. В моей системе жизни, системе воспитания ни одним боком не могло быть такого, чтобы я что-то «заведовал» своему сыну. Если бы мой сын сказал, что хочет учиться на слесаря в белорусском колледже, или сказал бы, что хочет учиться на айтишников в белорусском вузе, или сказал бы, что хочет учиться за рубежом — любое его решение было бы принято, так как это его решение. Единственное, почему я его с детства учу — максимальной самостоятельности и независимости, условно говоря, «никогда не слушай родителей, а слушайся только себе».

Анна Соусь: А ты сам хотел бы, чтобы он учился за границей?

Виталий Цыганков: Довольно рано, лет в 14-15, выяснилось, что он хочет связать свою жизнь с кино, стать режиссером. Поэтому и был взят курс на поступление в киношколу в Лодзи. Ведь в Беларуси, если ты хочешь стать айтишников или математиком, возможно, можно учиться и в белорусских университетах. Ведь, как говорят, не такой плохой уровень в этих областях, к тому же это мало связано с идеологией. Но если ты хочешь учиться гуманитарным наукам? Как вы представляете себе, что человек либеральный, свободолюбивый, еще и с соответствующим именем, будет учиться на таких факультетах, где изучают идеологию белорусского государства, речи Лукашенко и так далее? Любая ситуация — Оденьте он флажок, не захочет идти на какое-то мероприятие, пойдет на оппозиционный митинг — может привести к исключения.

После праздника — «мордой в асфальт»

К тому же и уровень гуманитарных наук в Беларуси, как все говорят о том, не слишком высок. Поэтому учиться в Беларуси на гуманитарных науках для творческого человека, который имеет определенные, довольно высокие профессиональные мечты, не имеет большого смысла. Ведь это учеба — идеологизированной, не очень хорошего уровня, не связанная с международными тенденциями. Если человек хочет быть режиссером и ориентируется на международный успех и творческую свободу, ему, конечно, лучше учиться не в Беларуси.

В чем главная разница западной образования от советской и белорусского

Анна Соусь: Франак, в свое время тебя исключили с факультета журналистики БГУ через политическую активность. Но ты успешно продолжил образование сначала в Польше по бакалаврской программе, а потом в США в магистратуре. И имеешь возможность сравнить различные системы образования и их эффективность. В чем их основное отличие?

Франак Вячорка
Франак Вячорка

Франак Вячорка:У меня просто не было выбора — оставаться или уехать. Мне создали такие условия, при которых остаться в Беларуси было невозможно, сначала исключив из университета, потом забрав в армию. Но я знаю много людей, которые даже не пытаются учиться в Беларуси, сразу настраиваются на обучение за рубежом. Я никогда их не осуждаю, наоборот считаю, что в глябалистычным, цифровым мире, в мире интернета границы не имеют такого значения. Что касается качества образования, то это две разные реальности. В Беларуси нам преподавали теоретики, которые никогда не были журналистами в деле, большинство преподавателей БГУ не редактировала газеты, утратила контроль радиостанциями, а при этом преподавали радиожурналистики и редактуру СМИ. В Штатах, где образование более прогрессивная, нам давали модели, которые можно применить как для Беларуси, так и для США.

«Модно быть« ботаником »- Львова, Любакова и Чернявская об образовании в Беларуси и за рубежом

Нам программировали не то, что мировоззрение, а мышления, путь, как думать, как в самых сложных ситуациях, когда нет решения, можно покопаться в своих мозгах и соорудить модель, которая, возможно, даже не касается предмета, который изучаешь. Например, я изучал межкультурную коммуникацию, читал книги Тодорова о освоение Америки, а потом я эти знания применял уже в своих тренингах для журналистов в Беларуси. Либо в школе менеджмента в США нас учили, как общаться с подчиненными и с начальниками. Потом я эти тренинги применял во время работы на Радио Свобода, когда нам нужно было строить стратегию на Фейсбуке и на Инстаграме. Это способность применять модели в практике на пересечении различных наук, в этом и заключается главная разница западной образования от советской, которая дает линейный подход.

«Если молодые люди мечтают о чем-то большее, им лучше ориентироваться на западные университеты»

Анна Соусь: Виталий, помню твою реплику в Фейсбуке два года назад, когда только начались реформы образования при министре Карпенко, когда начали ликвидировать гимназии, говорили о необходимости сокращения срока обучения в вузе. Ты тогда написал, что единственное, о чем сейчас должны думать родители, как можно скорее исправить своих детей учиться за границу. Или твоя позиция не изменилось за это время?

иллюстративной фото
иллюстративной фото

Виталий Цыганков: Забавно, что я сам не помню эту свою реплику в Фейсбуке. Но, конечно, это был такой публицистический сообщение, с преувеличением, с желанием привлечь внимание к проблеме. А проблема в том, что в последние годы в белорусском образовании происходят процессы, направленные на то, чтобы был «порядок», чистенько и средненько, чтобы не было большой разницы. Поэтому я действительно считаю, что если молодые люди хотят получить не средний уровень высшего образования, мечтают о чем-то большее, то им лучше ориентироваться на западные университеты.

Кстати, можно вспомнить и мировые тенденции. Если посмотреть на лучшие университеты мира, то это будут преимущественно американские, английские, последние годы туда добавляются и азиатские. Европейских там очень мало. И это среди прочего, объясняется тем, что во многих странах Европы ( Германия, Польша, Чехия, что нам ближе ) высшее образование бесплатное. И она может дать довольно хороший средний уровень, однако если ты хочешь получить образование высочайшего уровня, то это США.

Студентам alma mater Лукашенко можно стать, сдав тестирование на 7 баллов. Топ самых-самых специальностей в вузах

Для многих белорусов, которые поступают в вузы, это просто желание получить соответствующую «корочку». Сейчас уже свыше 40 процентов молодежи, которая заканчивает школу, поступает в вузы. В настоящее время в Беларуси обучается около 280 тысяч студентов, а за рубежом учиться 26 тысяч студентов из Беларуси. И показательно, что если раньше подавляющее большинство из них училась в России, то сейчас — только чуть больше половины, 15 тысяч человек. В то же время очень быстро растет число белорусов, которые учатся в Польше, сейчас уже около 5 тысяч.

«Моя английская язык открывает возможности трудоустройства в как минимум 54 странах»

Анна Соусь: Катя, есть ли у тебя ясное видение своей профессиональной будущем? Ты хочешь, получив образование в Чехии, интегрироваться, закрепиться, устроиться здесь, не исключают, что с этими знаниями, опытом будешь востребована на Родине? Ведь обучение происходит по-английски, а основные СМИ в Чехии — на чешском языке, то вопрос трудоустройства выглядит не самым простым.

Екатерина Яромич: Это мои самые сокровенные опасения. Мне кажется почти перед каждым студентом, который въехал за границу, рано или поздно встает вопрос: «И что потом?» В медиа сфере знание языка на уровне носителей языка обязательно. К счастью, моя английский язык открывает возможности трудоустройства в как минимум 54 странах (к Раины, где английский язык является официальным ) поэтому я не впадать в отчаянье. Но я совсем не исключаю возможность возвращения на Родину, совсем наоборот — я нацелена вернуться. Но мне хочется вернуться тогда, когда у меня появится достаточно знаний и опыта, чтобы привнести что-то положительное в родную страну.

Какими пряниками завлечь выпускников зарубежных вузов на родину?

Анна Соусь: Кстати, о деньгах. Это пока забота твоих родителей или ты пытаешься взять часть расходов на себя?

Екатерина Яромич: Еще когда я училась в школе, осознала, что мне совесть не позволит, чтобы огромные расходы шли на мою образование и проживание за рубежом. Поэтому я начала искать способы снижения стоимости обучения. Подала на, пожалуй, 20 всяких грантов. В итоге, получила два европейских гранта, также сдала дополнительные экзамены по английскому языку и математике, за которые полагалось скидка за обучение. Кроме того, каждый семестр дается стипендия за хорошую успеваемость. В результате, стоимость моей иностранной образования значительно снизился.

«На Западе в университетах популярные программы, которые сам формируешь»

Анна Соусь: Франак, из твоего опыта, которые специальности сейчас наиболее перспективные? Или это не имеет особого значения, так как — главное опыт обучения, умение думать, анализировать, связи, контакты?

Франак Вячорка: В отличие от белорусских университетов западные перестраивают программы, они дают те курсы, которые актуальны, которые будут нужна через три, пять и двадцать лет. Я думаю, что будет востребовано все, что связано с бияинжынэрыяй, генной инженерией, что на достаточно низком уровне в Беларуси; что связано с искусственным интеллектом и позволяет строить сложные программы и решает разные задачи. Также, все, что связано с коммуникацией будет вечно актуально. Логично, что мир глобализуется и каждый человек — это МедиуМ, но должны быть фасилитатора в этой коммуникации — здесь идет речь и о журналистах, и о медиа-менеджеров, и о бизнес-руководителей.

На Западе популярные программы, которые сам формируешь. У нас, например, на журфаке дают 20 предметов, которые ты должен пройти. А в Штатах у меня была программа одна, но я взял себе программ из разных школ, и, следовательно, сам сформировал себе профессию. Я считаю, что за таким образованием будущее, когда человек сам определяет чего не хватает, и какие пробелы есть в его знаниях, и как он может их пополнить при помощи университетской образования.

(Visited 9 times, 1 visits today)

Author: Антон Демьянов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *