20 неожиданных фактов о Якуба Коласа


Якуб Колас
Якуб Колас

В отличие от Янки Купалы, чье творчество была пропитана бурями и мукой, Якуб Колас всегда стремился к гармонии и покоя. Любил рыцарские романы и был одним из тех редких белорусских поэтов, кто начал писать о любви после 60. Уставший семейном шумом, хотел одиночества, а обретя ее, страдал от чувства покинутости.

Его творчество подчеркнуто автобиографическая. А его наиболее выразительный автопортрет — Симон-музыка. Внешне суровый, коренастый, нявсьмешливы, Якуб Колас до конца жизни остался романтиком, который по-детски верил: мрак нашей действительности можно одолеть, если сможешь настроить струны своей скрипки на нужный лад. Если будешь верить в сказочное и фантастическое, если сохранишь наив и внутреннюю легкость. Колос эту легкость сохранил.

1. С детства его раздражали ропот на бедность

«Родственники, как голодные собаки, готов разорвать меня на куски. А их больше, как у меня волос на голове. Не так жаль перебросить им изредка кое-что, обидно слышать эти бесконечные их сетования на свою бедность, эта их нищая традиция. С малых дней я слышу эти жалобы, и они портят мне настроение и отравляют жизнь »(из письма к А. Смолич. 5 января 1950. / Избранное. Т.19. 2012).

2. огорчался, что в «Белорусском домике» показывали фильмы для взрослых, на которые допускались дети

Портрет Якуба Коласа ( «Красная Беларусь», 1932, № 23-24)
Портрет Якуба Коласа ( «Красная Беларусь», 1932, № 23-24)

«Зайдите, если это интересно, в часов 12 ночи в Белорусский домик на кинематографической сеансы. Там кишат дети, заброшенные дети городских окраин. На экране — сцена оргий. Дети наблюдают /…/ и тут же, по естественным скашивания детей к подражанию, повторяют эти сцены. Перед их глазами проходит и вторая сцена, сцена расстрела. /…/ Результатом этой сцены является игра. Несколько мальчиков приговариваются к расстрелу. /…/ Вторая группа мальчиков, взяв палки вместо карабинов, наводит на них «карабины».

— Запах! — кричат ​​они. «Приговоренный» падают, а «расстрэльшчык» бросаются на них и «колют».

— Что вы делаете?

— Надо дакалоць, ​​так, может, кто еще жив ».

Так воспитывает их кинематограф «(Якуб Колас.» Подумайте о детях! »/ Мальдис А. С литературоведческих путешествий. 1987).

3. Его пугала большая волна преступности среди школьников в 1950-е годы

Якуб Колас - 1940-е гг.
Якуб Колас — 1940-е гг.

«…среди хулиганов и преступников все чаще попадаются сыновья уважаемых и обеспеченных родителей. /…/ зло принимает угрожающие размеры: преступники снимают часы на людных улицах, раздевают граждан средь бела дня, вламываются в сберегательные кассы, опустошают кассы магазинов. В Марьиной Горке, неподалеку от Минска, орудовала шайка грабителей, в которую входили десятиклассники и в том числе сын местного начальника милиции. /…/ Мне от души стыдно за это подлое и трусливое безразличие к /…/ преступным действиям. /…/ Ученики средней школы, дети известных в Минске родителей, украли легковую машину, ограбили склад. /…/» (Якуб Колас. «С мыслью о благе человека…» / Збор твораў. Т. 17. 2012).

4. За год до ареста иронизировал из царских судов, где свидетелями обвинения были тогдашние омоновцы — стражники

«Судья говорит к абвиняемых, трех деревенских парней:

— Вы абвиняецеся в том, что ходили по деревням и пели запрещенные песни. Признаете себя виновными?

— Нет, не признаем!

— Сьвидецель! Вы на это что скажете?

Встает свидетель, полицейский стражник.

— Пели, ваша высакародие.

— Или помните, что они пели?

— Трулли-ля, Трулли-ля! Еще Трулли-ля, опять Трулли-ля! »

(Старый Шут. «С судебной практики в Минском уезде». // «Наша нива», 1907, № 31, 12 (25) октября).

5. В остроге сокамерники запрещали ему брить бороду

Роман Семашкевич.  Прогулка в тюрьме.  одна тысяча девятьсот тридцать два года
Роман Семашкевич. Прогулка в тюрьме. одна тысяча девятьсот тридцать два года

«Борода была у меня. /…/ Мне друзья по камере запрещали снимать ее. Деньги я в бороде скрывал. /…/ Тоска было: припасов не хватало. Разумеется, иметь свою копейку было чрезвычайно нужна. А уберечься трудно, обыски: найдут и заберут. И я выручал всю камеру: сверну которую десятку в трубочку и вткну в бороду. Руки подниму вверх, ищут, шчупаюць и ничего. Где же им догадаться »(Андрей Александрович.« Пламя »в Могилеве. //« Советская Белоруссия », 1928, № 265, 18-го ноября).

6. Иронично советовал белорусам научиться ссориться по правильной методологии

Янкель Крюгер.  Портрет Якуба Коласа.  тысяче девятьсот двадцать три года
Янкель Крюгер. Портрет Якуба Коласа. тысяче девятьсот двадцать три года

«Ввиду того, что ссора — бытовая явление широкого размаха, на нее надо было бы обратить должное внимание, чего, к сожалению, не делается до сих пор. Литература также занимается ею мало, а если и занимается, то не так, как нужно, рассматривая ее с надворного стороны, отмечая определенные факты. Существо же это ссоры, ее, так сказать, дынамичнасьць, ее методический сторону остаются в тени. Скажем, не выяснены такие вопросы: в какой паступовасьци нужно распределять самый материал ссоры? Что нужно говорить сначала, а что потом? Куда надо смотреть, если лаесься с человеком? Какую ногу надо выставить вперед? Который выражение надо дать лица? Как держать руки? В какой момент свернуть фигу? Если переходить от слов к делу, или, другими словами, если бросаться в атаку? До сих пор ссоры велись и ведутся кустарным способом, а надо было бы сочинить простую, всем доступную,

7. На одиночестве играл на скрипке и пел канон святителю Иоанну Златоуста

Якуб Колас
Якуб Колас

«Однажды вечером в Минске Владимир Дубовка и Николай Равенский /…/ решили по аднэй пристального деле посетить Якуба Коласа. Дойдя до его дома, они увидели, что дверь на улицу открыта. Они вошли в первую комнату, потом в другой, никого не встречая, и, наконец, услышали скрипку и пение. В полутемное комнате стоял спиной к тем, что вошли, Якуб Колас и под скрипку вслух пел:

Колеснице гонителя фараона погрузи

Чудотворяй иногда моисейский жезл…

Заметив Дубовке и Ровенского, Якуб Колас испугался и сказал: «Как вы нявпрыцям вошли. Вы ничего не видели и не слышали. Хорошо? »(Ю. Витьбич. Из письма к М. Мицкевича от 1.11.1954. / Владимир Дубовка.« Он и о нем ». Минск, 2017).

8. Не любил толстых и злился на себя, когда начал толще

«Скоро будет год, как не курю. Это немного подкрепила легкие, но, с другой стороны, я стал толще, а толстых я никогда не любил, а самого себя я за это возненавидел »(из письма к А. Смолич. 5 января 1950. / Собрание сочинений. Т. 17. 2012).

9. Советовал сеять рожь по методу хозяев Великого Княжества Литовского

Шарж на Якуба Коласа ( «Звезда», 1928, № 1, 1 января)
Шарж на Якуба Коласа ( «Звезда», 1928, № 1, 1 января)

«Несколько лет подряд у себя под окнами я засевал рожью клочок земли величиной с письменный стол. Сеял я по-обычному — осенью, весной подкармливал зелень минеральными удобрениями. /…/ В 1952 году я тоже посеял рожь, но весной, использовав один интересный способ. /…/ Способ применялся в Беларуси в конце XVI века. Известия о нем находятся в Хронике Гваниньни. /…/ Гваниньни /…/ был ротмистром в Витебском замке. Вот что он пишет в своей хронике: «Существует другой, недавно изобретенный способ сева на выжженной и очищенной от леса /…/ почве: к двух частей ячменя дамешваюць третью часть ржи, и эту смесь сеют весной в надлежащее время. Ячмень созревает, жнецца и убирается с поля в то же самое лето: рожь же из-под ячменя /…/ оставляют на зиму. На следующий год этот рожь бывает такое урожайное и густое,

10. На коммунистическом съезде критиковал советские учебники

«… Для учебников у нас часто подбираются плохие рисунки, бумага и, к сожалению, далеко не лучшего литературные материалы. Возьмем буквари и хрестоматии /…/ У них иногда отсутствует единство идеи и цели в деле воспитания молодого поколения. /…/ не успел прийти весна, как эти книги нужно сдавать в макулатуру. Они порвались, так отпечатанный на бумаге низкого качества. Рисунки, которых нельзя было разобрать и сначала, стали темными пятнами. Учебники устарели и по материалу, который был плохо подобран и написан «(Якуб Колас. Речь на XXI съезде Коммунистической партии Беларуси. //» Звезда «, 1954, № 38, 14 февраля).

11. высмеивает Максима Лужанина за описание первой встречи Коласа с Янкой Купалой в 1912 году

Янка Купала.  ( «Красная Беларусь», 1932)
Янка Купала. ( «Красная Беларусь», 1932)

«… Как тебе нравится такая встреча двух поэтов? Они первый раз видятся и сразу же обнимаются и трижды чаломкаюцца, как «велит обычай» и, не успев втереть губы, хватаются за стихи, начинают читать, и не абы как, а выйдя на середину дома и впёршы руки в бока. Из-за дымохода поглядывают дети — обязательно испачканные! — и шевелят губами — обязательно пухлыми! — повторяя вещие слова. Взрослые — обязательно! — зьмиргваюць из глаз слезу. Кто — обязательно! — теребит платок, кто — обязательно! — поглаживает усы и бороду … (…) Откуда ты взял, что у нас с Ваней были «звонкие» голоса? Как это мы могли так вольненька, похлопывая друг друга по плечу, перейти сразу на «ты»? И при малых, при матери затевали ли не революционные речи? А как ты заставил нас говорить? Подумай. Выдержками из стихов. И хотя бы из каких-либо, а то из своих собственных. Разве у нас человеческие слова в горле паперасядали? »(Лужанин М.« Колос рассказывает о себе ». 1982).

12. Жалел Бориса Пастернака

«Мне стало как-то жалко Пастернака. Он говорил так сбивчиво, так загадочно и допускал такие ляпсусы, что просто обидно за человека, тем более что он искренен. Ему нужно обязательно записывать полный текст того, что хочет он сказать аудитории. Я вчера сказал ему об этом. Он согласился со мной »(из письма к С. Городецкого. 7 марта 1936 года, Минск. / Собрание сочинений. Т. 18. 2012).

Якуб Колас.  1950-е годы
Якуб Колас. 1950-е годы

13. Обидел юного Ивана Мележа, когда разгромил начало его первого романа «Минское направление»

«… Маловато в романе той напряженности, которая ведет читателя от страницы к странице. И, к сожалению, почти каждая страница носит следы неуважительной работы над словом. Автор пишет «лишилась удобной дороги для отступления», в то время, как избавиться можно от нежеланного, а не от нужного. Далее говорится: «Между сосен попадалось везде срублено хворост». Слово «везде» и «попадалось» взаимно исключают одно второе »(Якуб Колас.« Развивать и обогащать литературный язык ». //« ЛiМ »1950, № 14, 1 апреля).

14. Раскритиковал эпопее Михася Лынькова «Незабываемые дни», а тот называл неудачной поэму Коласа «Возмездие»

Николай Пашкевич.  Якуб Колас за рабочим столом ( «Красная Беларусь», 1932)
Николай Пашкевич. Якуб Колас за рабочим столом ( «Красная Беларусь», 1932)

«В романе много неверных, а потому и фальшивых ситуаций. /…/ Все немцы, за немногими исключениями (Вилли, Кубе), предоставляются чрезвычайно наивными, глупая, ограниченными. /…/ обращала на себя внимание и фамилии персонажей романа: Дудок, Дудик и Паддудик. /…/ Если Гоголь давал своим персонажем такие фамилии /…/, то там все оправдано, как в произведении сатирическим. Но какое оправдание может быть для фамилии честного, положительного советского человека, как Масладуда? »(Из письма к М. Лынькова. 9 апреля 1952 года, Минск. / Собрание сочинений. Т. 19. 2012). «Очень прошу Вас обратить внимание на мою поэму» Возмездие «. /…/ Поэма прошла почти незамеченной. И виноват в этом наш уважаемый Михаил Линьков. Он, пожалуй, только один прочитал ее, когда был председателем нашего писательского союза, и махнул на нее рукой, как на неудачную поэму. С этим я не могу согласиться. Лично мне поэма нравится. В ней много есть удачных поэтических мест. /…/ она обильно содержанием и разнообразием самого состава рассказа »(из письма к В. Чаржынскага. 24 декабря 1952 г. / Собрание сочинений. Т. 19. 2012).

15. увещевал белорусских композиторов за то, что не пишут запоминающейся музыки

«За долгие годы не дождались мы от наших композиторов песни, которую пели бы в рядах демонстрантов и за столом в хорошей беседе. Это очень обидно /…/ композитора говорят, что поэты не пишут для них текстов, поэты утверждают, что композиторы ленятся читать написанное. Видимо, и те и другие говорят правду. А ведь мы хотим иметь и прекрасную оперу, и симфонию, и сюиту, и романс »(Якуб Колас. Речь на XXI съезде Коммунистической партии Беларуси. //« Звезда », 1954, № 38, 14 февраля).

16. Любил наблюдать, как едят пленные немцы

Шарж на Якуба Коласа ( «ЛiМ», 1940, № 1, 1 января)
Шарж на Якуба Коласа ( «ЛiМ», 1940, № 1, 1 января)

«Очень интересная сцена: пленные гитлеровцы обедают. Видно, что люди голодают. Мария Георгиевна принесла им ведро варево. Я зумыслу посадил их так, чтобы можно было наблюдать за ними. Серьезные лица. Намека нет на веселье. Варево их «бригадир» распределил. Стали есть. Едят молча, серьезно: это для данного момента для них основное. Потом, Сунув кишки, люди веселеет »(Из дневниковых записей: 13 мая 1947 г. / Собрание сочинений. Т. 20. 2012).

17. Если отдыхал без жены на курорте, его раздражали влюбленные пары

«К нашему Гладиатора (есть здесь поэт такой) приехала какая-то девушка, толстая, подходящее. Они целуются «на глазах почтеннейшей публики». По крайней мере, я раз видел своими собственными глазами. Она лежала на кровати, а он припал к ней и целовал. Это мой близкий сосед. Из окна видна вся их идиллия. Противный они мне оба »(из письма к М. Мицкевич. 25 июня 1924 года, Кисловодск. / Собрание сочинений. Т. 18. 2012).

18. В Барвихе увлекался эротизмом местных скульптур

Писатели-орденоносцы.  ( «Искры Ильича» 1939 года, № 2)
Писатели-орденоносцы. ( «Искры Ильича» 1939 года, № 2)

«Много здесь и различных скульптур, преимущественно античных. Они мне даже присмотрелись: стоит такая красотка, прикрыв «мироньню» своею белою ладонью. Или какой-нибудь «Аполлон» с лявровым венком на голове и из мешка на яйцах »(из письма к Максиму Лужанина. 29 моя 1955 года, Барвиха. / Собрание сочинений. Т. 20. 2012).

19. огорчался ужасным состоянием белорусского кладбища

«… почти везде по Белорусскому советской республике в страшной запушчанасьци находится кладбище /…/ Кладбище не огороженный, по их беспрепятственно топчется скотина. А на этом кладбище есть известные люди, что посвятили свою жизнь народу и Родине — Франтишек Богушевич, Дунин-Марцинкевич и много других. Такое неуважение к своим предкам не есть свидетельство о нашей культуре. 17 моя 1956 г. »(Якуб Колас. Письмо члена Бюро ЦК КП Белоруссии П.А. Абрасимова о состоянии кладбища в республике. / Собрание сочинений. Т. 17. 2012).

20. удивляет Петруся Бровки своими Шагаловского фантазиями

Заир Азгур.  Портрет Якуба Коласа.  1940 год в
Заир Азгур. Портрет Якуба Коласа. 1940 год в
(Visited 39 times, 1 visits today)

Author: Антон Демьянов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *