Posted in Деньги

«Если будет миллион ИТ-шников — это будет совсем другая страна»


Александр Лукашенко посетил офис компании Виктора Пракапени.  Рядом с ними руководитель ПВТ Всеволод Янчевский, Ноябрь 2017
Александр Лукашенко посетил офис компании Виктора Пракапени. Рядом с ними руководитель ПВТ Всеволод Янчевский, Ноябрь 2017

Сергей Лавриненко, IT-менеджер, блоггер, автор Telegram-каналу «Колонка декодера» оптимистично отстаивает идею ИТ-страны и объясняет, почему всем нельзя дать такие же льготы, как ИТ-щикам.

  • Сьцисла:
  • Чем больше будет ИТ-шников, тем больше будет людей с деньгами.
  • Я не знаю отрасли бизнеса в Беларуси, которая бы не имела преференций со стороны государства.
  • Почему всем ИТ-щикам не дать льготы? То тогда завтра половина страны запишется в ИТ-шники.

Чем больше будет людей с деньгами, косвенно это может на все повлиять

— Все сейчас обсуждают те предложения в сфере ИТ-образования и вообще развития этой сферы, которые выделил известный белорусский предприниматель Виктор Прокопеня, вдохновленный после встречи с главой государства. Какое у вас впечатление? Или это просто размечталась, или эти идеи кажутся вам достаточно реалистичными, такими, которые могут найти свое воплощение даже в рамках нынешней белорусского экономики?

— Но это не новые предложения. Идеи о кредитование ИТ-обучения были выделены самим Виктором еще несколько недель назад в фейсбуке, тогда их мало кто заметил. К этому давно существовал проект, который пропагандировали предприниматель Игорь Мамоненко и председатель Республиканской конфедерации предпринимательства Владимир Карягин. Он назывался «ИТ-страна». Идея была — давайте эти тысячи бухгалтеров, которых так много не нужно, сделаем ИТ-шников. И теперь Прокопеня, можно сказать, подхватил эту идею, но насытил ее своими мыслями по поводу тех самых кредитов. Что касается вопроса, реалистично это. Современная экономика — такая сложная вещь, что какие-то явления могут существовать параллельно. Поэтому то, что касается этой конкретной ИТ-отрасли — то все это вполне реалистично. Что касается того, будут ли от этого улучшения в целом — то чем больше будет ИТ-шников,

Сергей Лавриненко, ИТ-менеджер, блоггер, автор телеграмму-каналу «Колонка декодера»
Сергей Лавриненко, ИТ-менеджер, блоггер, автор телеграмму-каналу «Колонка декодера»

— Но насколько «резиновый» ИТ-сектор, может ли он абсорбировать в себя много людей из других отраслей? Не могут же все 9 миллионов белорусов там работать.

— ИТ-сектор в каком-то смысле именно «резиновый». Все, что там делает Беларусь, — это несколько процентов от того, что делает Индия. Мы занимаем очень малую долю рынка, и поэтому есть куда расти. Главный вопрос — как переучить такое количество людей. Это большой образовательный вызов.

Прокопеня: Лукашенко поддержал идею кредитов на образование в ИТ

9 миллионов программистов в Беларуси не будет. Но даже если будет миллион — то это будет совсем другая страна. Это будет миллион людей, который получает нормальную зарплату, они будут строить квартиры, покупать машины — и по цепи экономика будет раскручиваться.

— Не получается ли, что в Беларуси ИТ-сектор — это «остров везения» в океане стагнации и стабильности без роста?

— Это не только белорусский явление. Во всех странах мира программисты зарабатывают выше среднего уровня. Просто у нас они гораздо больше средней получают. В Украине тоже очень быстро развивается ИТ-сектор, по выручки на человека в Беларуси в два раза больше, но там больше интересных стартапов. В Болгарии также делают ставку на ИТ-сектор, и пребывание в Евросоюзе делает их привлекательными для инвесторов.

Поэтому это не уникальный случай. Это скорее типичный случай для стран не очень развитых, но с определенной технической базой. И в которых нет других сфер, в которых людям платят такие же хорошие заработки.

— Если это такой прогрессивный и успешный сектор — почему же они постоянно требуют себе льготы и налоговые послабления?

— Я не знаю отрасли бизнеса в Беларуси, которая бы не имела преференций со стороны государства. Государственные предприятия просто получают деньги из бюджета — и это камень на шее белорусского экономики.

«Построить ИТ-страну ИТ-зайцев». Что не так с образовательными предложениями Пракапени

ИТ-шники получают налоговые льготы. Но первое правило сбора налогов — «чем меньше налоги, тем больше людей их платят». Если мерить Беларусь очарованием жизни для ИТ-шника, то привлекательным пунктом будет то, что много денег остается в кармане. И они все равно пойдут в экономику.

Виктор Прокопеня в интеллектуальном клубе Светланы Алексиевич, Июнь 2019ич, Виктор Прокопеня
Виктор Прокопеня в интеллектуальном клубе Светланы Алексиевич, Июнь 2019ич, Виктор Прокопеня

Те ИТ-шники, живущих в Европе и платят там довольно большие налоги, — то часть из них даже возвращается в Беларусь. Если у нас сейчас механически поднять налоги, а условия жизни останутся очень далеки от европейских, — то этим людям будет неудобно в Беларуси жить. Тогда они либо пойдут в определенные схемы, как в Украине (и тогда государство получит от них еще меньше), либо просто уедут из Беларуси.

Можно взаимовыгодную коллаборацию с властью называть политикой?

— Если раньше обсуждали декрет о ИТ в 2017 году, то можно было заметить негативные комментарии тех ИТ-специалистов, работающих в этой сфере, но не работают в Парке высоких технологий. Почему государство предоставляет льготы только ПВТ, а не всем работникам этого сектора? Почему создается островок для избранных?

— Есть две позиции. Во-первых, вопрос контроля и регуляции, ПВТ это осуществляет. Во-вторых, сейчас ПВТ создает такие условия, чтобы легче было регистрироваться новым членам. Теперь намного проще малой фирме попасть в Парк, он теперь более открыты.

Почему всем ИТ-щикам не дать льготы? То тогда завтра половина страны запишется в ИТ-шники.

— Так что в этом плохого? Это же и есть идея Пракапени, чтобы как можно больше людей стало работать в этом секторе.

— Плохо будет, если льготы получат те, кто не является ИТ-шников и кто не работает с высокими технологиями.

-Прыхильники особых условий для ПВТ говорят, что корпоративные интересы этой отрасли могут повлечь вперед всю страну. Но за это время какого-то грандиозного плода, изменений в экономике мы не увидели. И теперь уже даже самые заядлые оптимисты заявлять, что Лукашенко будет проводить экономические реформы. Сам ИТ-сектор растет, но никоим существенным локомотивом для всей экономики он не стал.

— ИТ-шники очень хорошо растут и хорошо тянуть экономическое окрестность. ПВТ появился еще в 2005 году. И если тогда еще никто не знал, кто такие ИТ-шники — то сейчас все знают, кто такие ИТ-шники (по крайней мере в Минске). Все мечтают идти работать в ИТ.

Может, это пока небольшой кусок относительно остальной экономики, но он очень быстро растет. При том, что остальная экономика очень зависит от цен на энергоресурсы, ИТ-сфера действительно выглядит островком стабильности.

— Некоторые политические аналитики заявляют, что лоббирование интересов ИТ-сфере — это начало реальной политики в Беларуси. Считаете ли вы, что ИТ-шники могут потенциально стать политической силой, которая может не только зарабатывать деньги, но и как-то шире влиять на Беларусь?

— Пункт номер ноль — ни один предприниматель в Беларуси не скажет, что он имеет определенные политические амбиции и хочет бороться за власть. Это невозможно в рамках нынешней белорусским политической модели. ИТ-шники это хорошо знают — и поэтому делают ставку на коллаборацию.

«Что такое цифровизация, что это за чудо такое?» Лукашенко провел совещание о развитии IT 

Можно взаимовыгодную коллаборацию с властью называть политикой? Это сложный вопрос, который зависит от формулировок. Есть какой-то процесс, созданы определенные механизмы обратной связи с центром принятие решений, принятие каких-то нормативных актов. В парламентской кампании ИТ-шники не участвуют, законы в парламенте не пишут — но приходят куда надо и сразу создают нужную им редакцию законодательных изменений.

Нельзя говорить, что они делают это без согласования — конечно, все согласуется. Но это такой очень интересный параллельный институт. Не знаю, можно ли его назвать политическим — но это определенный механизм самарэгуляваньня отрасли.